чтобы иметь возможность общения на форуме, пройдите регистрацию.
зарегистрироваться сейчас

ОБРАЗ ДЕРЕВА В ШАМАНСТВЕ ЯКУТОВ

Ответить
Аватара пользователя
Дмитрий Архиватор
администратор
Сообщения: 725
Зарегистрирован: 21 фев 2018, 14:05
Откуда: Новосибирск
Виды магии: Шаманизм, Руны.
Благодарил (а): 110 раз
Поблагодарили: 232 раза
Возраст: 35
Контактная информация:

#1

08 янв 2020, 11:34

Во множестве различных культур мы можем встретить образ священного дерева, помещающийся в центр умопостигаемого мира. Этот объект становился некой точкой опоры, позволяющей людям упорядочить вокруг нее пространство мира.
Принято называть этот образ «Мировым Древом» (или же «Древо Жизни» или «Древо познания»). В мифах разных народов этот объект культуры считался символом бессмертия и неистощимой жизненной силы.
Изображение
Согласно легендам якутов из Центральной Якутии, на небесах есть дерево ‘Ыйык Мас’ (досл. «Жертвенное дерево»), которое, начиная от корня до самой верхушки, покрыто наростами. В этих вместилищах, по народным представлениям, зарождались шаманы. Другие легенды называют это дерево ‘Аар Кудук Мас’ (досл. «Божественное Изобильное дерево»), в которых указывалось, что души всех шаманов зарождались на ветвях этого дерева. По сведениям, содержащимся в следующих якутских легендах, шаманские души появлялись в Нижнем мире, на дереве, растущем у горы под названием Джокуо, – это большая ель с отломанной верхушкой и с ветвями, направленными вниз.
В гнездах, находящихся на ветвях этой ели, рождались души шаманов.
Согласно легендам вилюйских якутов, у шамана имелось особое дерево, где он находит защиту и укрывается, будучи побежденным, в состязании с соперниками. Так же по народным представлениям, священное дерево являлось одним из основных исходных точек мистического путешествия шамана.
При совершении жертвоприношения, например, центром ритуальной композиции был
столб, изображавший священное дерево, к нему привязывали жертвенное животное.
Жертва могла предназначаться враждебному духу в качестве компенсации за человека, которого он намеревался пожрать. Иногда в жертвенное животное переносилась болезнь человека.

Сохранился и текст подобного камлания: «Важничая, выхваляясь, распевая, разговаривая, очистившись от свя-щенной березы, стою не ошибаясь, из обширной страны заклинаниями пригнав, имея подвески кыаhаан, подскакивая на одной ноге, громко звеня подвесками, от страны айыы благословляя, я, удалой, имея пеструю веревку, стою перед тобой, доставив госпоже девушке эту буро-пеструю корову, из-под солнца пришел, сказав, что вот десятью пальцами протягиваю, пятью пальцами одариваю, хорошую корову взамен души, вам солнечным бабушкам, солнечным тетушкам пригнал-поднял, сай, сат пусть будет!»
Сопроводив, жертвенное животное в мир духов, шаман возвращался к исходной точке, которой являлось священное дерево. Оно представляло собой не просто ориентир, а проход в реальный мир: «Духи восьмиветвистой священной березы, матушка дух-хозяйка родной земли, созданного тобой под ласковым солнцем, под собой пропусти!
Медленно двигаясь и вещая, ты могучая, освяти меня!»

Также в якутском шаманизме существовали обряды, в которых само дерево выступало адресатом шаманских обращений. В качестве образца такого обряда можно привести обряд жертвоприношения быка. Для проведения обряда внутри юрты, на ее середине, устанавливали деревянный столб. Шкура принесенного в жертву быка, снятая вместе с копытами и головой, передней частью привязывалась к столбу. Она укладывалась по оси позвоночника на перекладину, острый конец которой втыкался в основание головы жертвенного животного. На шкуру, лежащую на перекладине, устанавливали деревянные фигурки мужчины и женщины, а также клались сердце, легкие, печень и селезенка быка.

Шаман исполнял предварительные ритуальные процедуры: обряжание в костюм, выход из помещения и возвращение в него, вооружение атрибутами – бубном и колотушкой, восседание на ритуальный коврик. Далее шаман созывал своих духов-помощников и рассказывал о магических возможностях своих атрибутов. Затем он намечал направление камлания – в Верхний мир – и указывал адресат отправления жертвы – духи Кунгкэли Дьаа-рай. Текст камлания описывал достоинства жертвы, ее значимость, вслед за этим шел рассказ о процессе перемещения жертвы: «Подняв [быка] на мыс, важно стоящий подобно властителю, желая сделать [его] спутником разросшейся в верхней части восьмиветвистой косматой госпожи лиственницы с узорными серебряными шишками и с бурой шелковой листвой, начинаю распевать я удалой, намереваясь освятить наклоненное дерево, могучий начинаю дергать я подвески, желая привязать конский волос к имеющему корни дереву, полностью все выкладываю!  

С намерением положить жертву на вершину великого дерева, желаю исполнить заклинание с большими пожеланиями и украшения-ми!» Шаман выговаривал условия передачи жертвы, подчеркивая, что бык является выкупом за «дыхание» [больного человека]. Затем он излагал магическую формулу-пожелание: «Шкура буро-пестрого быка, к сухому дереву присохнув, к лиственному де-реву приклеившись, на большое дерево улегшись, на протяжении трех веков усыхая, до состояния вяленой рыбы, стой вовек!»

После этого шаман приступал к ритуалу очищения своего сиденья: он обращался к духу огня с просьбой очистить и освятить его магической силой огня, для чего бросал в огонь конский волос и кропил туда же масло. Эти действия сопровождались переходом к следующему этапу обряда жертвоприношения, заключавшемся в том, что четыре человека выносили перекладину со шкурой из жилища. Они передвигались к определенному дереву, находящемуся в стороне от жилища.

Шаман шел сзади, время от времени ударяя в бубен. Когда все они подходили к дереву, шаман трижды обходил его, все время производя удары по бубну. Затем перекладину со шкурой, деревянными изображениями и внутренностями быка закрепляли на дереве, а шаман, усевшись на задний конец перекладины, заклинал душу быка оставаться в стране духов, на растущем дереве. Затем он спускался вниз, обмазывая ствол дерева топленым маслом, при этом он говорил дереву: «Я, человек, вручил тебе на весь век твоего существования доброго друга, которого ты сейчас держишь! Пусть от этого большое изобилие и значительный успех произойдут!
Как говорят, в веки веков, ты могучее будь с невысыхающей кровью и неистощенной плотью, чтобы в течение трех веков говорили о тебе как о лиственнице со шкурой буро-пестрого быка». Затем, взяв бубен, шаман бил в него, трижды оборачиваясь вокруг оси, трижды ударяя колотушкой о дерево, подпрыгивал и трижды плевал. Затем он кружился вокруг присутствующих и выводил на спине у каждого крестообразный знак колотушкой. После этого, усевшись на ритуальный коврик, шаман обращался к духам родины с просьбой не препятствовать его возвращению.

В данном обряде четко обозначено противопоставление внутреннего и внешнего миров. Дерево, являющееся центром человеческого мира, противопоставляется дереву внешнего, неупорядоченного мира. Два этих объекта маркируют противопоставляющиеся области.
Существует так же ритуал овладения пространством, в котором дерево выступает адресатом церемонии, имеется в культуре эвенов. По прибытии в новую незнакомую местность на видном месте, на дереве, оставлялись кусочки еды и шкурки. На этом же дереве, в направлении восхода, закреплялся шест, обмазанный кровью жертвенного оленя. Кровь также жертвовали огню и поливали ею землю вокруг очага. Считалось, что жертвы, оставленные на дереве, достаются хозяину местности.

Как мы видим, здесь образ дерева не раздваивается. Реальное дерево ассоциируется с образом духа-хозяина местности. Оставление даров и жертв на дереве представляет собой исходный момент в организации реципрокного обмена со сверхъестественным партнером группы. Якуты тоже отождествляли реальные деревья с образом духа-хозяйки земли.
Ответить

Вернуться в «Шаманизм»